Борис Гурьевич Мещеряков, Владимир Петрович Зинченко. Большой психологический словарь. часть 5

Опубликовал 31 Март 2012 в рубрике Словари.

Идеи С. (о возможности объективного экспериментального исследования мышления, о бессознательной психической жизни, идеи активности и целевой детерминации применительно к работе н. с., об обратной связи как факторе регуляции поведения и др.), опередив свое время, оказали значительное влияние на развитие отечественной психологии и физиологии (В. М. Бехтерев, И. П. Павлов, Н. А. Бернштейн, деятельностный подход в психологии и др.) и предвосхитили многие исследования в мировой науке XX в. См. также Кавелин К. Д. (Е. Е. Соколова.)

СИБЛИНГИ, СИБСЫ — см. Психогенетика.

СИГНАЛЬНАЯ ПРОБА (англ. signal trial)в психофизическом эксперименте интервал наблюдения, где вслед за предупредительным сигналом испытуемому предъявляется раздражитель, на который нужно определенным образом реагировать. Противопоставляется пустой пробе, в которой после предварительного сигнала раздражитель не подается. (К. В. Бардин.)

СИГНАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ (англ. signal systems) — первая С. с. (I С. с.) и вторая С. с. (II С. с.) — термины, введенные И. П. Павловым для обозначения 2 качественно различных уровней эволюционного развития высшей нервной деятельности.

У животных сигналами условно-рефлекторных реакций являются непосредственные раздражители — зрительные, слуховые, тактильные и т. д. Совокупность таких раздражителей, вызываемых ими возбуждений в анализаторах и условно-рефлекторных процессов Павлов назвал I С. с.

Совокупность словесных сигналов, вызываемых ими нервных процессов и систему возникающих на этой основе временных связей Павлов отнес к специально человеческой II С. с. Поскольку слово является орудием отвлечения (абстрагирования) и обобщения, II С. с. обеспечивает более высокий уровень отражения, чем I С. с. II С. с. связана с функциями специфически человеческих речевых зон в коре головного мозга. Это 2 передние речевые зоны в лобных отделах коры и задняя речевая зона, включающая верхнезаднюю часть височной и прилегающие к ней области теменной коры. Как правило, речевые зоны локализованы в левом полушарии (см. Межполушарная организация психических процессов, Нейролингвистика). Только в случаях его обширных поражений в раннем детстве речевые зоны складываются в соответствующих отделах правого полушария.

Несмотря на принципиальное различие первосигнальных и второсигнальных процессов, в норме всегда имеет место взаимодействие I и II С. с. На основе относительного преобладания у человека I или II С. с. определяются выделенные Павловым специфически человеческие типы высшей нервной деятельности — художественный (преобладание I С. с), мыслительный (преобладание II С. с.) и средний (относительно одинаковая роль I и II С. с).

СИМВОЛ — см. Кассирер Э., Психология искусства, Флоренский П. А.

СИМВОЛИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ — см. Дооперациональное мышление.

СИМПАТИЧЕСКАЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА — см. Вегетативная нервная система.

СИМПАТИЯ — см. Эмпатия.

СИМУЛЬТАННОЕ ОПОЗНАНИЕ (англ. simultaneous recognition)мгновенное одномоментное опознание знакомого объекта. Переход от сукцессивного опознания к С. о. осуществляется по мере усвоения алфавита объектов, в результате обучения и тренировки. При этом имеет место редукция движений глаз наблюдателя, и данные регистрации движений глаз не позволяют судить о механизмах С. о. Установлено, что С. о. осуществляется по «оперативным» признакам, выделяемым человеком в ходе тренировки. Ряд авторов (Е. Н. Соколов, Б. Ф. Ломов и др.) связывают переход к С. о. с сокращением комплекса опознавательных признаков за счет «свертывания», исключения из него избыточных компонентов. При этом С. о. начинает совершаться тогда, когда после этого сокращения остается один или небольшое число «опорных» признаков, «критических точек», по которым осуществляется операция сличения воспринимаемого объекта с записанным в памяти эталоном. В ряде др. исследований (В. П. Зинченко, Т. П. Зинченко, М. С. Шехтер) получила подтверждение гипотеза о том, что на некотором этапе тренировки опознавательный процесс переключается на использование укрупненных отличительных признаков и, более того, целостных эталонов без разбивки их на элементы. Эти целостные признаки воспринимаются наблюдателем как простые, неразложимые, синкретические единицы.

Т. о., С. о. является генетически вторичной формой опознавательного процесса, производной от развернутых форм сукцессивного опознания. Но в реальном процессе опознание знакомого объекта эта последовательность инвертируется: вначале имеет место С. о. Если полученные на стадии С. о. результаты оказались недостаточными или неудовлетворительными, то применяется способ сукцессивного опознания. (Т. П. Зинченко.)

СИМУЛЯЦИЯ — см. Аггравация.

СИНАПСЫ (от греч. synapsis — связь, контакт, соприкосновение) — особые специализированные образования, которые обеспечивают связь между нейронами. «Разрывы» в структурах нейронных сетей впервые стали доступны для наблюдения только в конце XIX в., когда анатом из Милана Камилло Гольджи почти неожиданно для себя открыл метод окрашивания небольших участков нервной ткани, причем отдельные элементы выделялись настолько четко, что были видны детали клеточного тела, дендритов и аксонных окончаний. Ширина синаптического контакта составляет ок. 0,02 мкм, тем не менее передача электрического сигнала через синаптическую щель невозможна (исключение составляют электрические С. ряда беспозвоночных животных).

Приходя к пресинаптическому окончанию, потенциал действия инициирует процесс выделения нейромедиатора (медиатора), молекулы которого хранятся в множестве особых пузырьков, расположенных в районе пресинаптической мембраны. Молекулы медиатора переплывают синаптическую щель, достигают специальных рецепторов постсинаптической мембраны, активация которых вызывает изменение электрического потенциала постсинаптической мембраны. В процессе работы С. имеют место 3 основных этапа: 1) этап выделения «квантов» медиатора из пресинаптических окончаний; 2) этап взаимодействия медиатора с белком-рецептором постсинаптической мембраны; 3) этап разрушения «лишних» молекул медиатора специализированными ферментами; реализация данного этапа связана с механизмом обратного захвата и переноса молекул медиатора в пресинаптическое окончание.

На теле и дендритах одного нейрона расположены тысячи и десятки тысяч С., через которые к данному нейрону поступают сигналы от др. элементов и участков нервной сети. В результате в любой локальной области нейрона в течение определенного временного промежутка происходит суммация постсинаптических потенциалов. Процесс суммации зависит от множества факторов, таких как электрохимические характеристики мембраны в месте суммации, количество и набор ионных каналов, степень их проводимости, количество и временная последовательность входных сигналов, «вес» каждого из каналов, т. е. коэффициенты и знаки, с которыми суммируются возбудительные и тормозные потенциалы в каждом месте мембраны и т. д.

Большое значение для результата суммации часто имеют геометрические параметры дендритных деревьев. Абсолютное большинство С. находится на различных веточках дендритных деревьев, длина ветвей которых может достигать миллиметров. Структура ветвлений и толщина отдельных веточек определяют входное сопротивление постсинаптических мембран в местах контактов и, т. о., вклад данного постсинаптического потенциала. В частности, более тонкие дендритные окончания обладают большим электрическим сопротивлением, в силу чего даже небольшие по амплитуде возбуждающие постсинаптические потенциалы вызывают на этих веточках полноценные потенциалы действия.

В итоге сложных и разнообразных процессов суммации возбуждающих и тормозных постсинаптических потенциалов, или, иначе говоря, в итоге процессов обработки информации в некотором участке нейронной сети суммарный постсинаптический потенциал снова преобразуется в последовательность нервных импульсов.

Спрашивается, зачем вообще нужны разрывы в нейронных сетях, в каждом из которых происходит двойное преобразование электрических сигналов в химические и обратно? Ответ дает принципиальное для работы нервных сетей положение: химические С. с их многоступенчатой системой передачи сигнала представляют собой весьма удобную структуру для регулирования и управления процессами передачи и обработки информации. Зона синаптического контакта представляет собой широкую мишень для различных управляющих воздействий. Именно на уровне рецепторов медиаторов, расположенных в постсинаптической мембране, самих медиаторов и пресинаптических структур происходят многие акты нормального регулирования процессов жизнедеятельности, процессы взаимодействия организма с лекарственными препаратами естественного и искусственного происхождения, а также процессы взаимодействия со многими типами растительных и животных ядов. Именно на С. воздействует большинство психотропных веществ.

Известно, что многие синтетические и полусинтетические лекарственные средства действуют как блокаторы тех или иных медиаторов. Это значит, что, связываясь с соответствующими рецепторами постсинаптических мембран, эти вещества препятствуют действию естественных медиаторов, являясь их антагонистами. С др. стороны, многие лекарственные вещества могут связываться с рецепторами, но при этом оказывать на них активирующее действие, играя роль агонистов, т. е. веществ, обладающих действием, сходным с эффектом естественных медиаторов.

Различные медиаторы, передающие сигнал через С., осуществляют процессы «быстрой» и «медленной» синаптической передачи. При этом действие медиаторов «быстрой» передачи, по-видимому, в существенно меньшей степени подвержено различным регулирующим воздействиям со стороны тех или иных нейрохимических агентов, тогда как многостадийные процессы «медленной» передачи представляют собой важнейшие «мишени» для осуществления самых разных управляющих влияний.

Выявлено более 50 нейромедиаторов, участвующих в эффектах «медленной» передачи. Важность регулирования работы медиаторов показана при изучении эффектов действия наиболее известных медиаторов, таких как ацетилхолин, норадреналин, дофамин, серотонин (см. Катехоламины), а также при анализе причин таких серьезных психических нарушений, как паркинсонизм, шизофрения, депрессия, нарушения сна, наркозависимости и т. д.

Общая схема взаимодействия медиатора с постсинаптическим рецептором представляет собой многоступенчатый, каскадный цикл. В результате соединения молекулы медиатора с рецептором происходит конформация белковой молекулы рецептора. Изменение формы этих молекул передает сигнал внутрь клетки. В итоге ряда этапов происходит синтез молекул внутриклеточных посредников, которые воздействуют на «конечные» белки мишени.

По-видимому, большая часть известных на сегодня белков-рецепторов работает в комплексе с т. н. G-белками. Эти белки служат в качестве «челнока» («парома»), передвигающегося от белка-рецептора к аденилатциклазе, основному ферменту, с помощью которого происходит синтез циклического аденозинмонофосфата (цАМФ). В свою очередь молекулы цАМФ, выступая в своей роли внутриклеточного посредника, воздействуют на белки-мишени, называемые цАМФ-зависимые протеинкиназы (А-киназы), роль которых и заключается в открытии-закрытии ионных каналов. Собственно название протеинкиназа м. б. переведено как белок (протеин), связанный с движением (киназа).

В ответ на присоединение одной молекулы медиатора к рецептору постсинаптической мембраны «медленного» С. активируется много молекул G-белка и аденилатциклазы. В свою очередь, каждая из молекул аденилатциклазы участвует в производстве множества молекул цАМФ и т. д. Т. о., одна сигнальная молекула медиатора вызывает изменения во многих тысячах молекул внутри клетки-мишени. Такие лавинообразные реакции нуждаются в точном и жестком регулировании, что обеспечивается наличием многоуровневой иерархии стадий процесса, и тем, что на каждой из стадий имеются сложные механизмы регулирования и контроля. См. также Нервная система. (В. М. Кроль.)

СИНДРОМЫ НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ (англ. neuropsychological syndromes)закономерные сочетания нарушений высших психических функций, возникающие в результате локальных поражений головного мозга (ранений, кровоизлияний, опухолей и т. д.). Изучение С. н. составляет основную задачу клинической нейропсихологии и осуществляется с помощью специальных методов, разработанных А. Р. Лурия (см. Методы Лурия). С. н. возникают при поражении т. н. вторичных и третичных корковых полей (см. Кора головного мозга). Поражение первичных полей ведет лишь к элементарным расстройствам сенсорных и двигательных функций. В каждом С. н. различают первичные нарушения, связанные с непосредственным поражением данной мозговой структуры, и вторичные нарушения, возникающие на основе первичных. Первичные нарушения проявляются в дефектах тех функций, нормальное протекание которых возможно лишь при сохранности соответствующего звена функциональной системы, связанного с работой пораженного участка мозга. Так, при поражении височных отделов коры левого полушария нарушается речевой слух, т. е. звуковой анализ и синтез речи (первичный дефект), что, в свою очередь, приводит к нарушению целого комплекса функций: понимания устной речи, письма, чтения и др. (вторичные нарушения). Комплекс первичных и вторичных нарушений (симптомов) и составляет С. н.

Различают С. н., связанные с поражением конвекситальных (наружных), медиальных (внутренних) и базальных (нижних) отделов коры левого и правого полушарий мозга. Преимущественно изучены С. н. поражения различных отделов конвекситальной коры левого полушария. Особый тип С. н. составляют синдромы, возникающие при поражении различных подкорковых структур и при локальных поражениях мозга детей.

I. Поражение конвекситальных отделов коры мозга ведет к появлению след. С. н.

Синдромы поражения вторичных корковых полей затылочных и затылочно-теменных отделов мозга, которые проявляются в виде различных нарушений зрительного восприятия — предметного, лицевого, цветового, пространственного и др. (см. Агнозия)и иногда сочетаются с расстройствами праксиса, вследствие дефектов пространственных координат двигательного акта (см. Апраксия); при поражении указанных областей коры левого полушария возможны расстройства восприятия букв, цифр, что ведет к нарушению чтения (см. Алексия).

Синдромы поражения третичных корковых полей зоны ТРО (т. е. зоны перекрытия temporalis — височной, parietalis — теменной и occipitalis — затылочной коры), проявляющиеся в нарушении непосредственной ориентировки в пространстве, дефектах пространственной организации движений, конструктивной апраксии, расстройствах понимания определенных семантических логико-грамматических конструкций, отражающих пространственные или «квазипространственные» отношения (см. Афазия), в нарушении образных наглядных интеллектуальных операций, счета (см. Акалькулия) и др. В основе всех этих нарушений лежат дефекты симультанного анализа и синтеза.

Синдромы поражения вторичных корковых полей височных отделов мозга, при которых первичными дефектами выступают нарушения речевого или неречевого слуха, а вторичными — расстройства различных речевых процессов, связанных с речевым слухом (см. Афазия) или с неречевым и музыкальным слухом (см. Амузия). В основе др. височного синдрома лежит нарушение слухоречевой памяти, проявляющееся в виде слабости слухоречевых следов и их повышенной тормозимости, в результате чего возникает акустико-мнестическая афазия.

Синдромы поражения вторичных корковых полей теменной постцентральной области, которые выражаются в нарушении кинестезической (проприоцептивной) основы двигательных актов (движений руки, туловища, речевого аппарата), представляющем собою первичный дефект. Его следствием являются расстройство координации и управления различными движениями (см. Апраксия) и афферентно-моторные нарушения речи (см. Афазия), а также расстройства осязания (см. Астереогноз).

Синдромы поражения премоторных областей коры больших полушарий, характеризующиеся нарушением сукцессивной организации различных движений (руки, речевого аппарата и др.). При данных синдромах при сохранности отдельных двигательных актов и речевых артикуляций нарушено бывает переключение от одного движения к др., возникают двигательные или речевые персеверации. Подобные трудности переключения, инертность психических процессов наблюдаются и в др. случаях.

Синдромы поражения префронтальных третичных областей коры, которые выражаются в нарушении программирования различных произвольных форм психической деятельности и невозможности контроля за их протеканием (см. Расстройства памяти как мнестической деятельности). Нарушения программирования и контроля проявляются не только в отдельных познавательных процессах или двигательных актах, но и во всем поведении больного в целом. С. н., возникающие при поражении симметричных отделов коры левого и правого полушарий, различны, что обусловлено их функциональной специализацией (см. Латерализация функций, Межполушарная организация психических процессов).

II. Поражение медиобазальных отделов коры мозга приводит к появлению след. синдромов.

Синдромы поражения медиальных или медиобазальных отделов лобных долей мозга характеризуются отсутствием первичных нарушений гнозиса, праксиса и речи; центральным симптомом при данном поражении являются нарушения в системе регуляции процессов неспецифической активации, что приводит к аспонтанности, акинезии, снижению уровня бодрствования, нарушениям селективности, избирательности психических процессов, появлению контаминации, нарушению памяти на семантическом уровне и т. д. Для данных больных характерны также нарушения в эмоционально-личностной сфере, проявляющиеся в виде эйфории, эмоциональной неадекватности, некритичности (чаще — при поражении медиальных или медиобазальных отделов лобных долей правого полушария).

Синдромы поражения медиобазальных отделов височных долей мозга, которые характеризуются изменениями аффективных процессов, модально-неспецифическими расстройствами памяти, нарушениями состояний бодрствования, сознания (см. Психические состояния).

Значительно меньше изучены синдромы поражения медиальных отделов теменных и затылочно-теменных отделов мозга.

III. Поражение подкорковых структур, расположенных по средней линии, приводит к возникновению С. н., проявления которых в значительной степени зависят от уровня поражения этих структур. Данные синдромы характеризуются расстройствами цикла «сон—бодрствование», изменениями состояния сознания, модально-неспецифическими нарушениями памяти и внимания.

Значительно меньше изучены синдромы поражения др. подкорковых структур.

IV. С. н., возникающие при локальных поражениях мозга у детей (до 12 лет), существенно отличаются от синдромов поражения соответствующих областей мозга у взрослых больных: при поражении речевых зон левого полушария отсутствуют (или выражены иначе) характерные для взрослых больных речевые нарушения, чаще проявляются пространственные нарушения и т. д. Изучение данных синдромов составляет основную задачу нового направления в нейропсихологии — нейропсихологии детского возраста. (Е. Д. Хомская.)

СИНДРОМЫ ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЕ (англ. psychopathological syndromes)совокупности отдельных симптомов нарушения психической деятельности и психических состояний. Проявление определенных С. п. зависит от возраста человека, особенностей его психического склада, стадии болезни и т. д.

Сочетание С. п. создает клиническую картину различных психических заболеваний. Однако каждое заболевание характеризуется определенной совокупностью и типичной последовательностью (сменой) синдромов. Выделяют след. С. п., наиболее часто встречающиеся при психических заболеваниях: апатический, астенический, галлюцинаторно-паранойяльный, депрессивный, ипохондрический, кататонический, корсаковский (амнестический), маниакальный, парафренный, паранойяльный, паралитический, псевдопаралитический.

Апатический синдром характеризуется вялостью, безразличием к окружающему, отсутствием стремления к деятельности.

При астеническом синдроме наблюдаются общая слабость, повышенная истощаемость, раздражительность; нарушается внимание, могут наблюдаться расстройства памяти (см. Памяти расстройства).

Галлюцинаторно-паранойяльный синдром характеризуется наличием галлюцинаций и бреда (см. Делирий). Поведение больных определяется их галлюцинаторно-бредовыми переживаниями. Данный синдром возникает при алкогольных психозах, шизофрении и др. заболеваниях.

При депрессивном синдроме заторможена психическая деятельность, нарушена аффективная сфера. Крайним выражением заторможенности является депрессивный ступор (полное отсутствие движения и речи).

Ипохондрический синдром характеризуется повышенным необоснованным опасением за состояние своего здоровья. Этот синдром характерен для неврозов, реактивных состояний, предстарческого и старческого психозов.

Кататонический синдром характеризуется наличием состояния общего возбуждения и последующего ступора. Состояние общего возбуждения больного проявляется в виде внезапно возникающего двигательного и речевого беспокойства, иногда доходящего до неистовства. Больные находятся в непрерывном движении, совершают немотивированные, нелепые поступки, их речь становится бессвязной.

Ступор — состояние, против. возбуждению. Характеризуется уменьшением мышечного тонуса («оцепенением»), при котором человек длительно сохраняет одно и ту же позу. Даже самые сильные раздражители не влияют на поведение больного. В некоторых случаях возникают явления «восковой гибкости», выражающиеся в том, что отдельные группы мышц или части тела подолгу сохраняют то положение, которое им придают (см. Ригидность).

Для Корсаковского (амнестического) синдрома характерно расстройство запоминания текущих событий при относительной сохранности памяти на отдаленные события. Пробелы памяти заполняются событиями, которые действительно происходили или могли происходить, но не в то время, о котором рассказывается. Память на прошлые события и навыки сохраняется. Корсаковский синдром наблюдается при т. н. корсаковском (полиневрическом, алкогольном) психозе, опухолях мозга и др. органических поражениях ц. н. с.

Маниакальный синдром — сочетание повышенного (эйфорического) настроения с ускорением мышления (до скачки идей) и повышенной активности. Возможны различные сочетания и комбинации этих 3 расстройств, различные степени выраженности 1 из них, напр. преобладание двигательного возбуждения либо нарушений мышления и т. п. Характерны нарушения целенаправленной деятельности.

Парафренный синдром — один из вариантов бредового синдрома — характеризуется наличием систематизированного бреда величия, воздействия и преследования. Переживания часто принимают «космический масштаб». Больные считают себя, напр., «преобразователями мира», «властителями вселенной» и т. п.

Паранойяльный синдром — разновидность бредового синдрома. Характеризуется наличием систематизированного бреда изобретения, преследования, ревности. Часто сочетается с обстоятельным ригидным мышлением. Галлюцинации, как правило, отсутствуют.

Паралитический синдром характеризуется тотальным слабоумием, стойким повышением настроения (эйфория), резким нарушением критичности и поведения, глубоким распадом личности.

Псевдопаралитический синдром характеризуется эйфорическим настроением, нелепым бредом величия при отсутствии серологических данных прогрессивного паралича. (Е. Т. Соколова.)

СИНЕРГЕТИКА (от греч. synergos — совместно действующий) — термин нем. физика Германа Хакена (1971) для новой науки, имеющей принципиально междисциплинарный характер. С. исследует кооперативные явления в нелинейных, неравновесных, нестационарных открытых системах. Эти исследования связаны с изучением процессов самоорганизации в сложных динамических системах. При этом самоорганизация представляется как эмерджентное (внезапно возникающее) свойство системы. Объектом исследования С. являются существенно нелинейные системы, к которым относится подавляющее большинство реальных систем (в т. ч. системы, изучаемые психологией). При одинаковых приращениях воздействия на нелинейную систему она может давать совершенно различную реакцию, зависящую от исходного состояния системы, в то время как реакция линейной системы зависит только от величины приращения внешнего воздействия. Большой вклад в развитие теории нелинейных динамических систем внесли фр. математик А. Пуанкаре и сов. физики Л. И. Мандельштам и А. А. Андронов.

Наиболее интересные явления возникают при взаимодействии множества нелинейных динамических систем. В этом случае наблюдаются кооперативные процессы, приводящие к возникновению принципиально новых свойств системы взаимодействующих динамических подсистем. Одно из таких свойств — самоорганизация, которая проявляется в самосогласованности (когерентности) взаимодействия подсистем, что дает возможность говорить о возникновении упорядоченных структур (паттернов) или даже новой системы. Возникновение самосогласованности связано со стремлением системы к некоторому устойчивому состоянию. Это состояние на языке теории динамических систем называется аттрактором (от англ. attract — привлекать, притягивать), что означает притягивающее множество.

Исследования Хакена в области физики нелинейных колебательных систем (лазеров), И. Пригожина в области неравновесной термодинамики, а также работы М. Эйгена в связи с исследованиями самоорганизации биологических макромолекул (гиперциклы) в нач. 1970-х гг. позволили сформулировать основные принципы самоорганизации сложных систем. Появление новой системы связано с потерей устойчивости и переходом исходной системы в новое устойчивое состояние. Процесс перехода носит название бифуркация (от англ. fork — вилка). В этом случае происходит изменение структуры системы. Изменения, происходящие близко к точкам неустойчивости, зависят от ряда относительно немногих факторов, которые называются параметрами порядка (ПП) и определяют поведение подсистем динамической системы, как бы «подчиняя» его некоторой единой структуре поведения. В свою очередь, сами подсистемы формируют ПП, и, т. о., возникает круговая причинная связь. Если учитывать временные масштабы, то изменение ПП происходит значительно медленнее, чем изменения «подчиняющихся» им подсистем. Возникновение ПП связано с взаимодействием и конкуренцией подсистем. ПП следует также отличать от управляющих параметров, которые представляют собой внешние воздействия, изменяющие ПП Любая система в организационном плане является иерархией подсистем. ПП, формирующиеся в системе более высокого уровня иерархии, становятся управляющими параметрами для подсистем более низкого уровня. Т. о., ПП играют решающую роль при объяснении процессов самоорганизации на всех уровнях сложных иерархических систем. Воздействия на управляющие параметры в моменты бифуркации могут приводить к существенным изменениям в структуре систем.

С этой т. зр. чрезвычайно интересно рассмотреть процессы эволюции как процесс самоорганизации. Эволюцию можно рассматривать как неограниченную последовательность процессов самоорганизации. Общая схема процесса м. б. представлена след. образом: 1) относительно стабильное состояние утрачивает устойчивость (причинами потери устойчивости м. б. изменения внутреннего состояния или внешние ограничения); 2) бифуркация, обусловленная новым элементом в системе или воздействием на управляющий параметр, запускает динамический процесс, который приводит к дальнейшей самоорганизации системы; 3) по завершении процесса самоорганизации эволюционирующая система переходит в новое относительно устойчивое состояние.

В качестве примеров эволюции могут рассматриваться биологическая эволюция, процессы социализации, формирование языка. Собственно, сам язык может рассматриваться как ПП Он определяет некоторые инварианты, характерные для той или иной культурно-исторической и социальной структуры. Если рассматривать язык как обобщенную информационную систему, включающую в себя синтаксическую, семантическую и прагматическую компоненты, то языком можно считать формирование и передачу информации с помощью генетического кода, информационную систему нейронных сетей и т. д.

Принципиальной особенностью С. является построение математических моделей сложных развивающихся систем. Это дает возможность сделать прорыв в создании математических моделей явлений, которые до сих пор относились к гуманитарной области знания. Математическое моделирование позволяет не только количественно оценивать существующие теории, но и создавать концептуальные модели для новых теорий. В этом плане психология предоставляет множество проблем, которые могут решаться на основе использования синергетических моделей. Такими проблемами являются, напр., возникновение тех или иных типов социального поведения, возникновение архетипов. Одна из наиболее интересных проблем — моделирование возникновения интеллекта. Синергетическое моделирование позволяет выявить наиболее важные ПП и управляющие параметры. Напр.: моделирование поведения коллектива клеточных автоматов дает возможность исследовать некоторые общие закономерности поведения коллектива индивидов в определенных условиях, что, в свою очередь позволяет выработать некоторые рекомендации по управлению коллективом. Синергетический подход ни в коем случае не отменяет традиционных подходов, существующих в психологии. Его особенностью состоит в исследовании эмерджентных явлений, возникающих в результате коллективного взаимодействия нелинейных подсистем.

Другим, не менее важным аспектом, м. б. использование синергетического подхода в исследовании психологических аспектов информационных технологий. Дальнейшее развитие компьютерной техники, по-видимому, будет связано с созданием нейрокомпьютеров — нового поколения информационных систем, принципы организации которых близки к биологическим. Теоретической базой таких систем может стать С. Синергетические принципы могут использоваться при разработке взаимодействия человека и нейрокомпьютерных систем. Уже сейчас идеи С. оказываются полезными в проектировании интерфейса человек—компьютер. Напр., принципы С. используются при создании мультиагентных систем, работающих в компьютерных сетях типа Internet. Такие системы представляют собой набор самообучающихся компьютерных программ, способных выполнять определенные задачи пользователей. Эти программы взаимодействуют между собой и, в результате, способны решать достаточно сложные задачи, связанные, напр., с контекстным поиском информации в сети. Теория мультиагентных систем в настоящее время бурно развивается и является частью работ в области искусственного интеллекта. (Ю. Т. Каганов.)

СИНЕРГИИ — см. Мышечные синергии.

СИНКИНЕЗИИ (от греч. syn — вместе + kinesis — движение) — дополнительные движения, непроизвольно присоединяющиеся к движениям, выполняемым как преднамеренно, так и автоматически (напр., движения рук при ходьбе).

СИНКРЕТИЗМ (от греч. syn — с, вместе + лат. cresco — расту, увеличиваюсь) — особенность мышления и восприятия ребенка раннего и дошкольного возраста. Проявляется в тенденции связывать между собой разнородные явления без достаточного внутреннего основания. Э. Клапаред назвал синкретическим детское восприятие из-за схематичности и слитности его структуры: выделяются лишь общие контуры воспринимаемого объекта без анализа его частей и свойств. П. П. Блонский определял С. как «бессвязную связность детского мышления». Ж. Пиаже считал С. основной характеристикой детского мышления, объясняющей неспособность ребенка к логическому рассуждению из-за тенденции заменять синтез соположением.

Л. С. Выготский определял С. как склонность ребенка замещать недостаток объективных связей переизбытком субъективных связей и принимать связь впечатлений за связь вещей. По Выготскому, синкретические обобщения — 1-я стадия в развитии значения слова, которая характеризуется диффузным, ненаправленным переносом значения слова на ряд внешне связанных, но внутренне не объединенных между собой объектов. С т. зр. Выготского, С. имеет огромное значение как фактор дальнейшего развития детского мышления, т. к. синкретические связи — основа для дальнейшего отбора проверяемых практикой и соответствующих действительности связей (см. Мышление комплексное).

СИНТЕЗ (от греч. synthesis — соединение, сочетание) — соединение различных элементов, сторон объекта в единое целое (систему), которое осуществляется как в практической деятельности, так и в процессе познания. В этом значении термин «С.» противопоставляется анализу, с которым он неразрывно связан; С. и анализ дополняют друг друга, каждый из них осуществляется с помощью и посредством др.

Анализ и С. лежат не только в основе всех видов человеческой деятельности, но в своих элементарных формах — в основе поведения высших животных. С., как мыслительная операция, производен от предметного соединения частей объектов в целое и исторически формируется в процессе общественно-производственной деятельности людей.

СИСТЕМА МОНТЕССОРИ (англ. Montessori’s system) — система обучения и воспитания детей, разработанная выдающимся итальянским педагогом и врачом Марией Монтессори (1870-1952). Добившись успеха в разработке метода развития органов чувств у умственно отсталых детей, Монтессори постепенно расширяла области его применения: сначала к нормальным детям дошкольного, а затем преддошкольного и младшего школьного возрастов. С. М. основана на идеях свободного воспитания. Опираясь на теорию спонтанного развития ребенка, Монтессори пришла к отрицанию активной роли педагога в воспитании детей: взрослые навязывают детям собственные установки и этим тормозят их естественное развитие. Опосредованное руководство воспитателя, согласно Монтессори, осуществляется на основе автодидактизма (самообучения): дети сами свободно выбирают занятие, но выполняют его так, как задумал педагог и как требует того дидактический материал.

Обучение по С. М. происходит в процессе действий со стандартным дидактическим материалом, разработанным Монтессори. Этот материал состоит из набора строго определенных по своему цвету, размеру и форме предметов: кубики, цилиндры, вкладыши, рамки с гнездами разнообразной формы и вкладыши для заполнения этих гнезд, рамки для шнуровки и застегивания пуговиц и пр. Устройство дидактического материала позволяет ребенку самостоятельно обнаруживать свои ошибки. Исправление ошибок требует сосредоточенности, внимания, наблюдательности, терпения, упражняет волю, способствует дисциплинированности, ответственности ребенка. Главным в занятиях по С. М. считается упражнение моторных навыков и активности ребенка; задача приобретения знаний специально не выделяется и является попутной. Поэтому занятия не предполагают речевых воздействий взрослого: речь и ребенка и взрослого должна быть сведена к минимуму. Основой обучения в дошкольном возрасте в С. М. считается сенсорное воспитание, которое осуществляется с помощью самостоятельных занятий ребенка с дидактическим материалом. Для тренировки органов чувств рекомендовалось исключать отвлекающие влияния, при упражнении одного органа «выключать» остальные (напр., для развития осязания, при обследовании формы предметов детям завязывали глаза).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16